"Kokteilis" Lietuvai (utopija) /"Коктейль" для Литвы (12+)

Autorius: Anno Šaltinis: https://www.litres.ru/aleksand... 2019-10-31 22:01:00, skaitė 4197, komentavo 2

Конфигурация экономического кластера

Фантастический, на первый взгляд, состав южно-балтийского экономического кластера в составе: Республики Беларусь, Литовской Республики и Калининградской области Российской Федерации, – является вполне реальным. Так как именно такой состав участвующих в нём сторон будет наиболее оптимальным для успешного развития всего данного региона.

Мешающие в настоящее время созданию кластера препятствия имеют субъективные причины и могут быть успешно и оперативно устранены. В основном, весь этот ворох нагромождения проблем связан с Литовской Республикой. Поэтому с неё и начнём уточнять способы их нейтрализации.

Сначала рассмотрим экономическую цель будущего экономического кластера в Южной Балтике. Два незамерзающих морских порта – Калининград и Клайпеда могут не конкурировать друг с другом, а совместными усилиями обеспечить морскую перевалку грузов из РБ, РФ и транзитные грузы азиатского региона. Для достижения этой цели на территории Литвы грузы из РФ, РБ и из Азии (Японии, Индии, Китая, Южной Кореи и других стран) обязаны получить беспрепятственный доступ к указанным двум портам.

Аэропорт “Храброво” потенциально является аэропортом-хабом, связывающим Калининградскую область с Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР) по воздушной линии Калининград – Сахалин. Будущая воздушная линия станет основным звеном двух аэропотов-хабов: аэропорт Южно-Сахалинска выполнит развоз авиапассажиров в основные города азиатского региона вплоть до городов Австралии и Новой Зеландии.

Аэропорт “Храброво” обеспечит перемещение авиапассажиров в города РБ и стран ЕС. Запасными аэропортами при полётах в “Храброво” объективно являются аэропорты Литовской Республики (Вильнюса, Паланги, Шауляя) и города Минска. Поток пассажиров в страны АТР на линии “Храброво” – Южно-Сахалинск будет, в основном, формироваться в странах ЕС и, вероятно, в Великобритании.

Вопросы выдачи краткосрочных виз, в том числе в электронном виде, на данный момент времени российской стороной уже решены, а удобство данной трассы для путешественников сделает маршрут конкурентоспособным. Поставки авиатоплива будут выполняться с НПЗ РБ и Литвы.

В связи с вводом в эксплуатацию атомной станции в Республике Беларусь для РБ, Литвы и Калининградской области РФ может быть создана оптимальная конфигурация электрических сетей. Безопасность Белорусской АЭС обеспечена передовыми российскими технологиями и возможным контролем (даже непосредственным участием в нём) литовской стороны.

Маршрут газового транзита Газпрома в Германию и далее в страны ЕС по территории РБ может изменить свою траекторию и в дальнейшем пройти из Беларуси в Литву, потом в Калининградскую область, а затем по будущему морскому газопроводу в Германию, минуя Польшу при завышении последней тарифов на транзит газа. От подобного изменения маршрута Беларусь только выиграет.

Все перечисленные транспортные и энергетические проекты не потребуют ощутимых изменений в международных обязательствах участвующих в кластере сторон. Так, Литовская Республика, в частности, сохранит своё участие в Европейском сообществе, в его структурах и в руководящих органах.

Единственным исключением, по всей вероятности, станет возможный выход Литвы из НАТО, который произойдёт по иной причине, чем вхождение Литвы в кластер, что будет подробно рассмотрено ниже.

Положительными результатами выхода из НАТО для Литвы станет экономия её бюджета за счёт снижения расходов на содержание вооружённых сил и выполнение иных обязательств по программам НАТО и США, а также повышение безопасности как самой Литвы, так и других участниц данного кластера.

В повышении своей безопасности заинтересована каждая сторона. Побочным результатом для Литвы станет, в этом случае, рост её авторитета в странах ЕС и в иных регионах мира. С учётом заинтересованности лидеров ЕС (Германии и Франции) в проведении более самостоятельной оборонной и внешней политики, подобная позиция ЛР переведёт её в премиальный сегмент международных отношений.

Смогут ли политики Литвы подняться на более высокий уровень дипломатии современного мира, покажет лишь их международная практика в последующие годы. Без сомнений, в условиях возможной трансформации ЕС с переходом к Европе “двух скоростей”, вхождение Литвы в экономический кластер Южной Балтики будет приветствоваться лидерами Европы. Да и США при Президенте Д.Трампе приветствуют развитие торговых отношений стран Балтии с РФ.

Для Республики Беларусь прямой выход к двум ближайшим от её регионов портам Балтийского моря является качественным улучшением экономических условий для своих предприятий, что повысит их конкурентоспособность, расширяя рынок сбыта продукции. Кроме того, станет легче устранять проблемы на рынках участвующих стран (РБ и ЛР) для их хозяйствующих субъектов, также как и для субъектов хозяйствования Калининградской области.

При транзите товаров из стран АТР в Европу и в обратном направлении для РБ не принципиальной является схема маршрутов передвижения товаров по белорусской территории: до границы с Польшей либо до портов на Балтийском море.

В политическом смысле президент РБ А.Г.Лукашенко явно “устал” от восточного и южного направлений своих устремлений. В этой связи, вывод его активности на берега моря позволит расширить границы использования его недюжинного личного потенциала.

В историческом плане уния славян и балтов уже существовала. В случае с созданием экономического кластера речь пойдёт не о каком-то глубоком интеграционном процессе соседей, а лишь об улучшении транспортно-логистической и энергетической инфраструктуры данного региона, которая позволит каждой из участниц кластера добиться в силу своих умений улучшения экономической, демографической, социальной ситуации у себя. Что будет вызвано, в частности, появлением дополнительного количества рабочих мест с высоким уровнем оплаты труда. Существенно вырастет мобильность населения региона, расширятся связи со странами АТР, ЕС и ЕАЭС.

Куршский залив является весьма благоприятным местом для развития яхтинга. Граждане РБ также вполне смогут насладиться яхтами и приобщиться к акватории Балтийского моря.

Для Калининградской области вхождение в экономический кластер с соседними странами позволит поднять долю гражданской составляющей во внутреннем продукте области, дав дополнительное развитие морскому порту, транспортной инфраструктуре, в том числе, авиации.

Кстати, для области настал подходящий момент для смены своего бренда. Вместо не слишком удобного для произношения в ряде языков наименования центрального города области, поименованного в честь не очень известного советского деятеля, город вполне может получить звонкое наименование – “Балтика”. А саму Калининградскую область давно пора переименовать в Балтийский край России. В геополитическом плане смена одного российского наименования на другое ничего не меняет.

Примем во внимание, что удачно подобранное наименование, особенно для приморского города, также важно как и название для судьбы корабля. Балтийский край России с его центральным городом Балтика – это знаковый начальный взнос РФ в появление экономического кластера в Южной Балтике, смена вех!

Снижение политической изоляции стран друг от друга позволит гражданам Литвы и, как это ни странно, даже гражданам Беларуси правильно воспринимать рост мощи военной группировки РФ в Калининградской области. Задачей российских флота и армии является купирование военных угроз в Балтийском регионе в целом, то есть выполнение стратегических задач в данном регионе Европы в интересах безопасности России.

Этим зонтиком безопасности могут воспользоваться, при наличии желания, также страны региона Балтийского и Северного морей.

Состав российских вооружённых сил вообще не предполагает оккупацию чужих территорий. Единственная цель российской группировки в Калининградской области – это уничтожение именно агрессора в данном регионе Европы. Если нет агрессора (допустим, его самолётов и кораблей, оснащённых наступательным вооружением с ядерными зарядами), то нет и контрдействий российских сил.

Любые иные домыслы по поводу предназначения российских вооружённых сил, в частности, в данном регионе – это недобросовестная пропаганда, целью которой является создание затруднений для развития своих экономических конкурентов. К российским военным следует относиться как к источнику доходов в данном регионе, получаемом при качественном обслуживании Вооружённых сил РФ.

Стоит ли расширить экономический кластер Южной Балтики за счёт Латвии? Вероятно, нет. Если рассматривать экономические аспекты, то компактность региона является его преимуществом. Для морской и авиационной транспортной инфраструктуры вхождение Латвии в кластер ничего принципиально нового не привнесёт.

А с политической точки зрения все эти рассуждения о некой общей судьбе и интересах стран Балтии, их народов имеют мало общего с объективной реальностью. По большому счёту, общим являлось нахождение на протяжении веков территории Прибалтики в Российской империи и в СССР.

Возьмём в качестве показательного примера исторические аспекты “любимого периода” в современной историографии балтийских стран, а именно: 20-е – 30-е годы прошлого века. После установления в странах Балтии националистических режимов отношения их друг к другу были далеки от дружеских, что подтверждено фактами депортации, в частности, литовцев из Латвии.

Ход событий, в частности, в августе и сентябре 1939 года, воспроизводимый сегодня в этих странах как кульминацию истории, только в предвзятой интерпретации может выглядеть общим, единым для стран Балтии, поэтому на нём следует остановиться подробней.

“Скользкая” тема августа-сентября 1939 года“

Обратимся к событиям 80-летней давности и их интерпретации. Речь пойдёт о сложном периоде в жизни СССР (идеологической фазе Российского государства) и других европейских стран, в том числе стран Прибалтики, в августе-сентябре 1939 года.

Толерантность к чужому мнению, что полезно сохранять в российском обществе как необходимый элемент отказа от конфронтации в нём, не следует “автоматически” переносить на иные общества и государства, тем более, на целенаправленно изолирующих себя от России. В данном контексте, не будем потакать чужим ухищрениям, играющим на российской толерантности при оценке исторических событий.

Итак, к августу 1939 года СССР, во-первых, был втянут в военный конфликт на своём Дальнем Востоке с Японией и её марионетками. Во-вторых, против СССР уже сложился действующий на тот момент блок агрессивных государств: нацистской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии (“антикоминтерновский пакт”). В-третьих, Вторая Мировая война уже полыхала в Азии. В-четвёртых, в Европе у СССР, по сути дела, не было союзников: антисоветскую позицию занимали и Германия, и Польша, и Великобритания, и Италия, и другие страны.

В результате, к августу 1939 года возникла опасность для СССР быть втянутым в войну на два фронта: в Европе и в Азии. К тому времени у нацистской Германии уже были подготовлены планы военной экспансии на восток.

Несколько дней ничего в масштабных геополитических и военных планах не решают, то есть, ничего не могут радикально изменить в ранее составленных планах. Иными словами, события 01 сентября 1939 года даже чисто теоретически никак не могут иметь причинно-следственную связь с событиями 23 августа 1939 года.

Все усилия советских дипломатов по созданию антигитлеровской коалиции оказались тщетными. Единственной страной, расположенной вблизи от Германии, ещё не сделавшей попытку заключить договор о ненападении с ней оставался в августе 1939 года лишь СССР.

Для избегания войны на два фронта советское руководство пошло на комбинирование своих усилий: по японским агрессорам наносился мощный военный удар, а с Германией проводились переговоры о заключении договора о ненападении.

 

20 августа 1939 года советско-монгольские войска начали генеральное наступление на силы японцев и их марионеток, получив с первых же дней определённый военный успех. А 23 августа 1939 года подписывается Договор о ненападении между Германией и СССР.

В итоге, вместо войны на два фронта СССР получил распад “антикоминтерновского” (антисоветского) блока держав. Япония, осознав смысл этого Договора, прекратила в сентябре свою военную кампанию, подписав на советских условиях Соглашение о прекращении военных действий между СССР, МНР и Японией с 16 сентября 1939 года.

Таким образом, военные успехи СССР на Дальнем Востоке помогли заключению Договора о ненападении с Германией, а подписание Договора позволило победно и досрочно закончить вооружённый конфликт на Дальнем Востоке.

Помимо того, возникло глубокое политическое охлаждение между Японией и Германией, которое в дальнейшем привело к отказу Японии от скоординированных с Германией военных действий против СССР в 1941-1945 годах. Это позволило СССР перебросить часть вооружённых сил с Дальнего Востока под Москву в наиболее напряжённый период Отечественной войны осенью 1941 года.

На момент начала сентября 1939 года конфигурация антигитлеровской коалиции не просматривалась. Польша продолжала занимать последовательную антисоветскую позицию. В то же время Польша имела договорные обязательства с Францией и Великобританией о военной помощи, опираясь на которые Польша занимала и антигерманскую позицию.

Развитие событий происходило по сценарию нацистской Германии – её войска вторглись в Польшу 01 сентября 1939 года. Сначала Великобритания, а затем и Франция объявили 03 сентября войну Германии, однако военных действий против Германии не предприняли.

Так продолжалось, по сути дела, до ликвидации Германией Польского государства. Польская армия, за редким исключением, не оказала существенного сопротивления войскам Германии, а польское правительство в начале сентября уже покинуло столицу, то есть, задолго до появления в ней немцев.

Наблюдая катастрофический развал Польского государства и отсутствие военной помощи Польше со стороны Великобритании и Франции, СССР принял решение вступить своими войсками в районы, исторически входившие в состав Российской империи, но оккупированные в 20-х годах Польшей.

Советские войска выдвинулись за пределы СССР 17 сентября 1939 года сразу после вступления в силу Соглашения о прекращении военных действий с Японией с 16 сентября, что означало для СССР закрытие своего “восточного фронта”. Движение советских войск по территории западных районов Белоруссии и Украины проходило без боевых столкновений с польскими войсками.

Процесс выдвижения советских войск на запад объективно мог восприниматься как подготовка к вступлению СССР в конфронтацию с Германией. Однако Франция и Британия, объявившие войну Германии уже 3 сентября 1939 года, даже при таком развитии событий не предприняли усилий для создания антигитлеровской коалиции с СССР. Был лишь слабый сигнал со стороны Польского правительства: распоряжение своим войскам на востоке Польши не оказывать сопротивления советским войскам.

Контуры антигитлеровской коалиции и к концу сентября не были по вине наших будущих союзников ещё сформированы. Более того, существовала также реальная опасность обновления “антикоминтерновского пакта”, но уже с участием в нём Франции и Великобритании.

В частности, после завершения Францией мобилизации своей армии объединённое англо-французское командование, в условиях уже объявленной войны Германии и критического положения Польши, отказалось от наступления союзных войск на Германию при наличии своего превосходства в силах.

В тот момент СССР располагал ещё свежим, недельной давности, Договором о ненападении с Германией, а военного союза с западными странами как не было, так и не намечалось. Что делать СССР?

Прошёл целый месяц с момента начала немецкой оккупации Польши и две недели прошли с момента начала выдвижения советских войск на запад, а военных действий против Германии, кроме одной локальной наступательной операции, на западном фронте не было. В подобной ситуации СССР не пошёл на военный конфликт с Германией.

Сначала следовало определить контуры возможной коалиции. Однако соприкосновение с линией войск германского вермахта резко ухудшило стратегические позиции СССР: вероятность боестолкновений с перерастанием их в открытую затяжную войну резко возросла, что лишало СССР дипломатического маневрирования. А в идеологическом плане советским агитаторам приходилось крутиться как “ужам на горячей сковороде” – это был сильный психологический удар Германии по своему будущему противнику (СССР).

Что касается секретных протоколов к Договору о ненападении между Германией и СССР, то это была универсальная практика в дипломатии того времени. Вот, например, Великобритания максимально засекретила всё, что связано с её дипломатическими усилиями и правительственными решениями того периода времени. А российские договорённости как в Первую Мировую войну, так и советские договорённости перед Второй Мировой войной выставлены на общее обозрение.

Единственная “крамола” в данных договорённостях заключалась в том, что они были достигнуты без участия США и Великобритании. Без англосаксов были приняты какие-то общие рамки отношений Германии и СССР, устраняющие потенциальные риски их взаимного противостояния, в том числе масштабных военных действий.

То есть, речь шла не об обязательных манипуляциях какой-либо из сторон, а о гипотетическом развитии событий. Вариантов на тот момент могло быть много и обе стороны, в определённой мере, страховались от прямого военного столкновения между собой, одновременно, мешая друг другу создать коалицию с Францией и Великобританией.

По поводу содержания так называемых протоколов к Договору: каждый из участников современного международного сообщества “думает в силу своей испорченности (зловредности)”, а точнее, пытается использовать любой повод против России в рамках “Большой игры англосаксов”, добиваясь своих узких интересов.

По сути дела, эти протоколы были частью дипломатических интриг и стратегического расклада сил между участниками событий в Европе и в мире. Сложно представить, что два потенциальных врага, которые уже схлестнулись друг с другом в Испании, а также хорошо понимая весь антагонизм противной стороны, сошлись в выработке общего плана. Сторонам ясна была опасность общей границы между ними.

Антикоммунист Гитлер пошёл на Договор о ненападении легко, так как и не собирался его соблюдать, а старался обезопасить себя от создания антигерманской коалиции. А СССР обоснованно опасался общего фронта западных стран против себя, поражаясь отсутствию боевых действий уже объединённых сил Франции и Великобритании против Германии после объявления ими войны Германии 03 сентября 1939 года.

Нацистская Германия, руководствуясь исключительно своими военными планами, после провокации, используемой в качестве повода для агрессии, вторглась в Польшу 01 сентября 1939 года.

С нелёгкой руки Польши эту дату в советское время стали трактовать как дату начала Второй Мировой войны. Но, во-первых, война уже велась и самым жестоким образом в Азии, да и в Европе уже была в 1938 году сначала разделена Германией Чехословакия с оккупацией её Судетского региона, а затем в 1939 году оккупирована полностью и вся Чехия.

На момент вторжения немцев и поляков в 1938 году чехословацкая армия всё-таки была способна оказать сопротивление, но Чехословакию кинули Великобритания и Франция. Кроме того, в Словакию вторглась ещё и Венгрия.

Во-вторых, военное противоборство Польши германским войскам не подпадает под определение полномасштабной тотальной войны, точнее, речь может идти об ограниченных боях и об оккупации территории.

Лишь поспешное бегство (возможно, с “подачи” западных союзников) правительства Польши и провалы её военного руководства привели к абсолютному успеху Гитлера. Вполне возможно, что начальные планы Германии относительно Польши были несколько “скромнее”, так как не ясна была активность её военных союзников – Франции и Великобритании.

Таким образом, трактовать именно 01.09.1939 года как начало Второй Мировой войны в Европе можно с тем же основанием, что и оккупацию части территории Чехословакии в 1938 году Германией и Польшей или окончательную оккупацию Чехии в марте 1939 года Германией.

Ещё корректней в качестве даты начала войны в Европе можно считать 03 сентября 1939 года – дату объявления сначала Великобританией, а затем Францией войны Германии.

В общем, использование Договора между Германией и СССР, событий сентября 1939 года для клеветы на СССР, а также использование фактов истории тенденциозно в интересах современной политической конъюнктуры не повышает силу аргументации политиков в странах Балтии, Польше и в иных политических кругах, заинтересованных в разжигании русофобии и в проведении антироссийской политики.

Конечно, для участника кластера – Литвы исторические грани событий 1939 года были намного ярче, чем у Латвии и Эстонии. Так, в марте 1939 года Литве под угрозой применения Германией силы пришлось ей отдать Клайпедский (Мемельский) край.

Президент Антанас Сметана был вынужден от лица Литвы сразу и подписать, и ратифицировать договор об этом с Германией 22 марта 1939 года. Именно по этой причине в протоколе между Германией и СССР (23 августа 1939 года) особо отражена позиция Германии по признанию новой северной границы Литвы.

Крайне националистические (по сути дела, фашистские) режимы в Латвии, Литве и Эстонии на протяжении 30-х годов не “церемонились” с бывшими подданными Российской империи, с представителями наций своих соседей, с остзейцами (восточными немцами), веками жившими на территории данных прибалтийских государств. Людей репрессировали и высылали, их собственность захватывалась представителями “титульных наций”, таким образом, эти нации пропитывались национал-социализмом.

После позора с Клайпедой Литва согласилась на создание нескольких военных баз на своей территории в обмен на возвращение Литве Виленского края (с городом Вильнюс), который был занят советскими войсками после их вхождения в западные районы Белоруссии в сентябре 1939 года.

В ноябре 1939 года советский ограниченный воинский контингент разместился в ряде отведённых для своей дислокации мест в Литве. При этом советские военные, по настоянию принимающей стороны, были выведены из Виленского края.

По сути дела, Литва, так же как и западные страны, легитимировала возвращение к статус-кво западной пограничной линии до польской агрессии в 20-х годах прошлого века.

В дальнейшем Вторая Мировая война в Европе резко стала набирать свои разрушительные обороты в результате агрессии нацистской Германии против западных стран, в том числе и объявивших войну Германии. В этой связи СССР вынужден был предпринимать меры по укреплению своих позиций на западных рубежах.

Политики Литвы, опасаясь и СССР, и Германии, вели с последней закулисные переговоры и маневрировали, наблюдая постоянно растущую мощь нацизма, с которым у них было, в частности в ментальной плоскости, много общего.

В апреле 1940 года Германия вторглась в Данию и Норвегию, отрезав акваторию Балтийского моря от английского флота. В мае нацистская Германия вторглась в Бельгию, Нидерланды и Люксембург, а в июне 1940 года разгромила Францию. Германия начала бомбардировки Великобритании. События нарастали, как “снежный ком”.

Не надо быть большим стратегом, чтобы выдвинуть гипотезу, что война СССР и Германии в какой-то момент станет неизбежной. Это хорошо понимали политики Прибалтийских государств. В свою очередь германская разведка использовала свои приёмы для создания проблем между СССР и странами Прибалтики. А СССР нуждался в военном укреплении своего положения на границах с Германией в Восточной Пруссии.

К лету 1940 года военная мощь Германии резко выросла, Франция была разгромлена, а Великобритания оборонялась на своём острове, США были нейтральны к участникам войны в Европе.

В прибалтийских государствах разом прокатились цветные революции, приведшие к власти просоветски настроенные круги. Советские войска в этих событиях участия не принимали. Однако СССР с удовлетворением пошёл навстречу, судя по всему, инспирированным пожеланиям новых властей трёх прибалтийских стран, пожелавших вступить в состав СССР на правах самостоятельных республик.

В определённом смысле возвращение Прибалтики в состав СССР (в идеологическую форму Российского государства) создавало определённость в его контрдействиях германской экспансии в данном регионе Европы.

Вооружённые силы СССР приступили к строительству линии укреплений на новой западной границе СССР, проходящей с 1940 года, в том числе, по северной границе Литвы.

К сожалению, до начала агрессии нацистской Германии против СССР оборонительная линия была далека от своего завершения. Кроме того, факт включения Прибалтики в состав СССР был максимально использован нацистской пропагандой и репрессивными структурами нацистов.

После разгрома немецко-фашистских агрессоров в Отечественной войне Литовская советская социалистическая республика (Литовская ССР) получила в свой состав Мемельский (Клайпедский) край, отторгнутый от Германии, как и вся Пруссия, в качестве наказания за развязывание войны и нанесения ущерба.

В конечном итоге, современное территориальное статус-кво Литовской Республики можно резюмировать следующим образом. В составе Литвы находится её столица Вильнюс и Вильнюсский край как доказательство сотрудничества Литвы с СССР по освободительному походу Красной (советской) армии в сентябре 1939 года в западные районы Белоруссии. А Клайпеда и Клайпедский край находятся в составе Литвы исключительно как правопреемницы Литовской ССР.

В этой связи Литовскому государству совсем противопоказано настаивать на антилитовском характере Договора между СССР и Германией от 23 августа 1939 года, а также на продолжении своей государственности до 1940 года, отказываясь в этой связи от советского периода в развитии Литвы. В таком случае Литовской республике придётся вернуть СССР (точнее, государству-продолжателю СССР – Российской Федерации) бывший Мемельский край.

Что касается, Вильнюса и Вильнюсского края, то Литва должна либо вернуть его Польше, либо сразу в Российское государство, то есть Российской Федерации (правопреемнице Российской империи). Напомним в этой связи, что и большая часть Польши до Первой Мировой войны входила в состав Российской империи.

Конечно, по итогам Второй Мировой войны были установлены союзными государствами-победителями новые границы европейских стран. В этой связи, свою столицу и Вильнюский край Литва вполне может оставить за собой, но при этом Литва должна быть причислена к странам, якобы “разделивших”, в современной интерпретации самой же Литвы, Польшу в 1939 году.

Существует ли цивилизованный выход из данного юридического казуса с максимальным “сохранением своего лица”, то есть с минимальными возмущениями в ментальности литовского народа и в политической надстройке Литвы? Да, есть такая возможность!

Методология сотрудничества

Такой возможностью для Литвы урегулировать все аспекты принадлежности ей современных территорий и акваторий может стать решение Российского государства, а именно – Государственный Акт Российской Федерации “О наделении суверенитетом Литвы”. В рамках такого исторического документа будут закреплены за Литвой современная территория и акватория, будут определены права и обязанности Литвы в отношении России. Конечно, возможны и некоторые уточнения пограничной линии, в том числе, и в пользу самой Литвы.

Для РФ подобное решение также является полезным, так как, в противном случае, неурегулированность всего комплекса отношений с Литвой будет по-прежнему отравлять наши отношения, давать питательную среду для всевозможных “червяков” русофобии, национализма и провокаций.

Для литовской общественности может стать неожиданным, что решение всех вопросов сводится к отношениям с Россией, а не к позиции англосаксов. А как может быть иначе? Ведь Литва не отрегулировала отношения с Российской империей по своёму отдельному существованию вне её территории. Конечно, были в России большевики, захвату власти которыми в немалой степени способствовали и прибалты, в том числе, литовцы. Ну, а сейчас кто мешает отрегулировать отношения?

Праздновать Литве свою “независимость”, установленную в рамках немецкой администрации, – стыдно и не практично, так как это был всё-таки оккупационный режим, подлежащий устранению по итогам Первой Мировой войны.

Некорректно прикрывать статус и документами, подписанными большевиками, так как статус самих большевиков в те годы не являлся, по сути дела, легитимным в правовом международном поле. Что касается территориальных изменений Литвы, то они рассмотрены выше. Вполне понятна фактическая нелегитимность нахождения, в частности, Клайпедского края в составе территории современной Литвы и понятен тот факт, что распоряжаться этим краем без согласия Российского государства Литва в настоящее время де-юре не может.

Каким же способом будет разрешена существующая коллизия? Во-первых, для этого Литва обязана оформить выход из состава СССР в качестве Литовской ССР, оформив соответствующим образом все регламентирующие её права и обязанности в отношениях с Российским государством. Таким способом может быть снята основная часть проблем Литвы, появившаяся после 1991 года. При этом сохранятся не столь существенные, но всё же проблемы, правда, иного плана.

Наиболее оптимальным комплексным решением станет принятие именно Государственного Акта Российской Федерации “О наделении суверенитетом Литвы”, в рамках которого будут определены все вопросы взаимоотношений Российского и Литовского государств. С учётом того факта, что сегодня республика Беларусь является частью Союзного государства Россия-Беларусь, то в рамках Государственного Акта России будут, возможно, отрегулированы и отношения Республики Беларусь и Литовской Республики.

Сам комплекс документов (Государственный Акт “О наделении суверенитетом” и приложения к нему) позволяет корректно и рационально отразить права и обязательства Литвы в отношении Российского государства, а Российское государство в них подтвердит (признает) и гарантирует полный суверенитет Литовского государства. Например, РФ обязуется не размещать свои вооружённые силы (силы своих союзников) на территории и в акватории Литвы. При этом РФ гарантирует защиту суверенитета Литвы от посягательств третьих стран.

Рассмотрим один из принципиальных моментов. Если бы Литва выходила из состава СССР как Литовская ССР, то автоматически разрешался вопрос: на чьей стороне была Литва во Второй Мировой войне. При этом устранялся бы тезис об “оккупации” Литвы СССР после 1944 года.

Если же литовская власть продолжит настаивать на “оккупации” своей территории СССР, то тогда Российская Федерация как государство-продолжатель СССР восстановит свои права по репарациям к Литве за понесённый СССР и его гражданами ущерб, вернёт себе не принадлежащие Литве территории и акватории и потребует компенсацию за собственность СССР и его граждан на территории бывшей Литовской ССР.

Одной из причин формального объединения Литвы, Латвии и Эстонии в некое “трио” является желание внешних сил затруднить урегулирование отношений каждой из стран Балтии с Россией на индивидуальной основе. Достаточно вспомнить наиболее проблемные ситуации двусторонних отношений каждой из стран Балтии с Россией. В частности, для Литвы – это правовая неурегулированность в связи с выходом из СССР по территориальным приобретениям Литвы.

Сохранение текущего состояния дел потенциально опасно для самой Литвы. РФ не желает забирать у Литвы город Мемель (Клайпеда) и его район, хотя он, конечно, может весьма пригодиться для Союзного государства Россия-Беларусь.

РФ также не желает забирать у Литвы её столицу Вильнюс (Вильно) с его краем, но для этого Литве придётся выражать солидарность с освободительным походом Красной (советской) армии в Западную Белоруссию в сентябре 1939 года, уточнив свою современную официальную позицию по событиям августа-сентября 1939 года.

Без юридического оформления “полюбовного расставания” Литвы и Российского государства как после Первой Мировой войны, так и в 1991 году никак не обойтись. В противном случае, наличие перечисленных городов и их районов в Литве, в современном её статусе, является юридически незаконным (ничтожным).

Выходом из данной неприятной для Литвы ситуации является юридическое согласие Российского государства на суверенное существование Литовского государства, в установленных самой Россией границах. Конечно, в рамках решения России будут определены также другие права и обязанности Литвы, в частности: нейтральный статус Литвы, отсутствие угроз России и её гражданам, условия российского транзита и другие.

Учитывая, что в вопросах национальных, гражданских прав и вероисповедания Литва, имеющая в историческом прошлом опыт государственности, не имеет стольких проблем, как её балтийские соседки, то установление добрососедских отношений Литвы и России не станет объективно проблематичным – было бы наличие желания литовской стороны, точнее, её политикума.

Прибрежные страны заинтересованы в мирном статусе Балтийского моря для развития взаимовыгодных торговых отношений и в этом плане примером служит экономическое сотрудничество Германии и России.

Процесс смены политиков, с моралью “двойных агентов”, на добросовестных политиков, действующих в интересах народов своих стран, а не в интересах реализации неких абстрактных идеологем и концепций – это дело самих граждан стран Балтии.

Разумные и цивилизованные решения, в том числе во внутренних делах, полезны и перспективны как для самих прибрежных стран, так и для их соседей. Как показала практика, в частности, исключение русских жителей в Латвии и Эстонии из политических процессов не могло дать позитивного результата и этот факт следовало бы признать, что явится первым шагом к устранению нагромождения проблем и фобий в странах Балтии.

Дорожная карта урегулирования отношений

Как было отмечено выше, в предстоящем процессе урегулирования отношений Российского государства с бывшими своими территориями в Прибалтике предстоит выяснить весьма принципиальный аспект: на чьей стороне воевали Латвия, Литва и Эстония во Второй Мировой войне, если принять во внимание современный статус каждой из стран Балтии. Ещё раз подробней остановимся на этой теме.

Во всех решениях антигитлеровской коалиции подразумевалось, что Литва, Латвия и Эстония – это составная часть СССР, поэтому они автоматически принадлежат к стану победителей во Второй Мировой войне. Однако сегодня у данных стран статус формально довоенный.

А современные заявления руководителей стран Балтии, официальная их позиция по отношению к государству-продолжателю СССР – Российской Федерации, в частности, по части обвинений СССР в оккупации своих территорий, по их отношению к текущим интересам РФ, а также к гражданам бывшего СССР позволяют поставить вопрос о стороне участия Латвии, Литвы и Эстонии во Второй Мировой войне.

В этой связи, располагая документальными свидетельствами по участию латышей, эстонцев, литовцев в нацистских репрессиях и в войне на стороне Гитлера и официальными признаниями их (этих соучастников нацистских преступлений) в качестве национальных героев данных государств в настоящее время, можно констатировать участие Латвии, Литвы и Эстонии в войне на стороне нацистской Германии.

По итогам Второй Мировой войны СССР имел все возможности на правах государства-победителя присоединить бывшие территории Российской империи к своей территории в качестве наказания агрессоров за войну и понесённый ущерб.

Подобную альтернативу политикам стран Балтии не следует легкомысленно забывать. Современная аморфная политика Российского государства на постсоветском пространстве на каком-то этапе будет заменена на возвращение всей ситуации в отношениях России, в частности, со странами Балтии в правовое международное поле.

 

В случае отказа конкретного государства Балтии от признания факта выхода из состава СССР в качестве республики СССР и настаивании на иной дате и ином поводе своего отдельного от СССР существования, органам государственной власти РФ предстоит дать квалификацию действиям такой страны в период Второй Мировой войны, исходя из официальной позиции данного государства:

во-первых, по его оценке действий участника антигитлеровской коалиции государств – СССР;

во-вторых, по оценке участия национальных воинских формирований в их противодействии Советской армии;

в-третьих, по наличию “фабрик смерти” на территории данного государства и участию местного населения в репрессиях;

в-четвёртых, по героизации нацистских преступников и преследованию бывших партизан и антифашистов;

в-пятых, по оценке факта оккупации Германией своей территории в период Второй Мировой войны, по искажению событий и самого хода Второй Мировой войны и её результатов.

 

Российской Федерации также придётся учитывать позиционирование каждого государства Балтии по вопросу своего правопреемства к довоенной государственности. В этой связи существует неурегулированный должным образом весь комплекс отношений Латвии, Литвы, Эстонии и Российской Империи (её правопреемницы – РФ) также и по итогам Первой Мировой войны.

Кроме того, абсолютно неясны основания, на которых была “переварена” собственность СССР и собственность советских граждан на территории и в акватории стран Балтии. Этот вопрос в правовой плоскости до настоящего времени не решён.

Отношения РФ с Балтийскими государствами затрагивает большой спектр неурегулированных финансовых и экономических аспектов. В частности, отсутствие оформленных прав на собственность, что являлось следствием наличия идеологических догм в СССР, не означало отсутствия собственности де-факто, тем более, при переходе к межгосударственным отношениям с разными юрисдикциями.

Ранее существовавшие в СССР де-факто права собственности юридических и физических лиц, а также организаций необходимо оформить (предоставить) де-юре в новой юрисдикции. В противном случае речь идёт о репрессивной конфискации собственности на территории государств Балтии.

Выход республики из состава СССР означал бы её суверенитет в границах территории бывшей советской республики. Кроме того, указанные выше прибалтийские республики, став самостоятельными государствами, в самые короткие по меркам истории сроки передали большую часть своего суверенитета военным и экономическим организациям третьих стран. Это свершившийся факт.

Если отвлечься от констатации симпатий и антипатий, то подобное положение следует оценивать как завуалированную форму аннексии части территории СССР третьей стороной, несколько растянутую по времени исполнения. Что предоставляет де-юре право РФ на ответную реакцию.

Напомним также, что дефекты итоговой “конструкции” СНГ, пришедшего на смену СССР, во многом были обусловлены стремлением сохранить в его составе все советские республики, включая и прибалтийские республики.

Именно по данной причине республикам бывшей советской Прибалтики уделялось в своё время повышенное внимание, превышающее их значимость в сравнении с другими государствами, возникшими на основе других бывших республик СССР.

“Прибалтийский прецедент”, как показал дальнейший ход событий, был использован внешними силами для реального саботажа спокойного и поэтапного реформирования СССР. В результате чего (из-за саботажа) Россия понесла значительный экономический, политический, военный, демографический и моральный ущерб.

По этой причине и устранение накопившихся правовых проблем и многообразных фобий предстоит начать именно с корректного правового оформления современного статуса Балтийских стран как отделившихся территорий от Российского государства.

Ничего общего подобный юридический процесс с “новой оккупацией”, “военным захватом” Прибалтики, конечно, не имеет. Страны Балтии также весьма заинтересованы в прекращении “перемещений” территории Прибалтики по траектории “маятника истории”: то в состав Российского государства, то из него. В этом смысле позиции сторон (РФ и стран Балтии) абсолютно совпадают, а это принципиальный момент для достижения взаимоприемлемого решения.

В данном контексте высшему органу представительной власти Российского государства (Федеральному Собранию РФ), так или иначе, всё-таки предстоит принять Государственные Акты России “О наделении суверенитетом” каждой из стран Балтии с комплектом сопровождающих их юридически обязывающих, регламентирующих документов, в которых Российская Федерация заявит о предоставлении суверенитета Латвии, Литве, Эстонии и гарантирует защиту их суверенитета.

Одновременно в них будут указаны обязательства стран Балтии по соблюдению прав русских и национальных меньшинств в данных странах, в том числе, по использованию родного им языка при получении образования, в СМИ, в системах органов власти и правосудия, по свободе их вероисповедания, по соблюдению их политических и иных прав, в частности, их прав на собственность, в том числе утерянных де-юре прав на собственность.

В сопровождающих Государственные Акты России документах также будет зафиксирован нейтральный статус каждой из стран Балтии, её отказ от нанесения ущерба безопасности и интересам России, определены условия российского транзита по территории, акватории и воздушному пространству каждой страны и другие аспекты. Транзит, конечно, будет на коммерческой основе!

Эти поистине исторические Государственные Акты Российская Федерация обязана принять как правопреемница по отношению к Российской империи, к легитимным носителям Российского суверенитета после февраля 1917 года, как государство-продолжатель СССР с декабря 1922 года по декабрь 1991 год, в том числе, и для восстановления связи времён в российской государственности XX века.

Важен сам факт принятия подобных Государственных Актов России о наделении суверенитетом бывших своих территорий даже со значительным календарным разрывом от дат фактических событий, что позволит урегулировать правовые вопросы надлежащим образом и ликвидировать несправедливость, допускаемую в отношении Российского государства: Россия предоставила своим составным частям возможность стать самостоятельными на основе собственной доброй воли. Будут устранены доводы тех, кто лицемерно трактует наличие “независимости” у ряда постсоветских государств как “победу” над Россией.

 

За Российской Федерацией обязательно, что вполне естественно в данном случае, будет закреплено право возвысить свой голос в защиту полноты суверенитета государств, созданных на своих бывших территориях: этот суверенитет не должен подвергаться урезанию ни с чьей внешней стороны.

Россия исторически была и останется гарантом суверенитета государств на территориях, ранее входивших в состав Российского государства.

Государственные Акты РФ будут приниматься Федеральным Собранием Российской Федерации с максимально возможным учётом сложившегося статус-кво и, в первую очередь, в отношении республик, не участвующих в Содружестве Независимых Государств (СНГ), созданном для замены СССР (как идеологической формы государства).

Реализация положений Государственных Актов России будет исполняться политико-дипломатическими способами. Силовые аспекты воздействия, особенно применительно к Литве, будут исключены. В иных случаях, при необходимости они, конечно, будут максимально ограничены.

Успешность в нормализации отношений зависит от усилий каждой из сторон. У Литвы, в итоге, появится шанс на активное и конструктивное участие в формировании более безопасной среды в районе Балтийского моря.

Будущим утверждением Федеральным Собранием РФ Государственных Актов России “О наделении суверенитетом” бывших территорий Российской империи и СССР юридически будет оформлена трансформация Российского государства в XX веке, что может исполнить исключительно только сама Российская Федерация.

Корректная легитимация суверенного статуса стран Балтии, в частности Литвы, пойдёт всем только на пользу и устранит ментальные фобии и реальные военные угрозы, устранит несправедливость в отношении потомков подданных Российской империи и граждан СССР, а также исключит внешнее манипулирование нашими странами в данном аспекте.

Первые шаги (было бы желание)

Ознакомившись с общей проблематикой в рассмотренном выше контексте, доступными и, по сути дела, неотвратимыми вариантами дальнейшего хода развития событий, можно констатировать следующее:

во-первых, правовое урегулирование отношений с Российским государством предстоит выполнить в любом случае каждой из стран Балтии;

во-вторых, страны Балтии имеют индивидуальную историю и специфические отношения с Россией. Поиск решения проблем, наиболее отвечающих максимальному сохранению современного статус-кво, в этой связи, целесообразно исполнять сугубо на индивидуальной основе.

Первая из стран Балтии, получившая от Российского государства свой будущий Государственный Акт “О наделении суверенитетом”, вполне может рассчитывать на наиболее благоприятные для неё условия в данном историческом документе.

В частности, если граница Литвы с Латвией уже будет установлена в пользу Литвы и Государственный Акт РФ по Литве уже будет принят, то в соответствующем документе по Латвии граница с Литвой будет фиксироваться как данность.

Напомним, между республиками были административные линии разграничения, в этой связи, окончательная конфигурация пограничной линии, в частности, между республиками, при их выходе из состава Российского государства, остаётся исключительно в компетенции и в воле России.

Закономерным результатом процесса принятия РФ будущих Государственных Актов по признанию суверенитета станет формирование добрососедских отношений, укрепление доверия и безопасности, повышение качества жизни граждан участвующих в нём сторон.

Создание экономического кластера в Южной Балтике юридически не связано с процессом принятия Государственного Акта России по суверенитету Литвы, но вполне может опираться на концептуальные основы указанного документа. В любом случае сам факт формирования экономического кластера позитивно повлияет на взаимоотношения всех участниц кластера.

Какими могут быть первые шаги при формировании экономического кластера? Ничего особенного и неожиданного с этой целью сторонам совершать не потребуется. По сути дела, применимы два подхода.

Первый из них: сначала сторонами вырабатывается некий общий документ (план действий), который потребует общего согласования сторон по их обязательствам и определения последовательности исполнения проекта по созданию кластера.

Второй подход: исполнение сторонами отдельных мер с учётом видения каждой из сторон общего замысла. В этом случае реализация отдельных программ и проектов сформирует, в конечном итоге, экономический кластер в Южной Балтике. Отдельные элементы согласования по конкретным направлениям взаимодействия будут, конечно, при втором подходе также необходимы.

Главным элементом управленческих решений участвующих сторон станет согласование с партнёрами конкретных коммерческих предложений. При нахождении выгодных сторонам точек взаимодействия – производится реализация проектов на коммерческой основе. Никаких ограничений в экономической, политической, военной областях исполнение коммерческих предложений в рамках формируемого кластера не накладывается на его участников.

Во многом начальный успех в текущих обстоятельствах будет зависеть от позиции литовской стороны. Литва, конечно, может и дальше “ждать у моря погоды”, рискуя попасть, в очередной раз, под геополитический “каток истории”.

Другими словами, Литва может превратить себя в некий тупик либо может отказаться от излишней политизации, поработав на пользу своего будущего, формируя облик Литвы для своих будущих поколений граждан.

При любых вариантах дальнейшего развития событий РФ будет держать под своим контролем южную часть Балтийского моря и Датские проливы на основе своей военной группировки в Калининградской области. Это необходимо для обеспечения стратегической безопасности России.

Никакого отношения российская военная мощь в данном регионе к Литве не имеет, так как оккупация какой-либо территории при современных средствах поражения противника совсем не требуется. При необходимости Вооружённые силы РФ просто дистанционно нанесут удар для устранения угрозы безопасности России.

В этом смысле наличие окопов, противотанковых укреплений и так далее, например в Литве, нисколько не беспокоит Министерство обороны РФ. Литовская сторона вполне может совмещать формирование экономического кластера с проведением разнообразных мероприятий военного назначения. Если при этом какая-то часть литовцев будет лучше спать, то – пожалуйста.

Однако при появлении на территории или в акватории Литвы потенциально опасных для безопасности России вооружений, могут сложиться условия даже для превентивного удара по ним со стороны, допустим, ВКС России. Другими словами, играть в виртуальные “войнушки” можно, но осторожно.

Особо отметим, для ликвидации “оазисов” русофобии и потенциальных угроз Российской Федерации потребуется активировать процесс принятия своих Государственных Актов “О наделении суверенитетом” бывших территорий Российской империи и СССР, что создаст правовую основу последующим политико-дипломатическим мерам РФ в отношении, в частности, стран Балтии. Кстати, и Польша подпадает, в данном контексте, под акцентированное внимание России.

Самый лучший вариант для данного региона Европы, за исключением Польши из-за её негативной позиции по широкому кругу вопросов, – это развитие экономического кластера в Южной Балтике без учёта интересов Польши. Что станет вынужденной реакцией на проблемы, постоянно воспроизводимые Польшей. К сожалению, история ничему не научила польский политикум.

 

Однако другим странам данного региона вполне можно опереться на позитивный опыт балто-славянского добрососедства в своей истории. По какому пути пойдёт в данном регионе развитие межгосударственных отношений: по провокационному пути “польской конфронтации” или по пути сотрудничества суверенных государств к взаимной пользе – покажет самое ближайшее будущее.